– Иду, – рассчитавшись с продавцом, отошел от палатки пиромант и протянул Вере



– Иду, – рассчитавшись с продавцом, отошел от палатки пиромант и протянул Вере единственную купленную мандаринку. – Угощайся.
– Ой, спасибо, – улыбнулась девушка. – Она ж столько денег стоит…
– Делов-то, – подмигнул ей парень. – Да не надо никого угощать, это только тебе.
– Живее, – нахмурился я и насторожился, когда сзади раздался шорох автомобильных покрышек.
– Мусора… – беззвучно пошевелив губами, выдохнул из себя Ветрицкий, и в этот момент захлопали дверцы остановившегося метрах в пяти уазика. Должно быть – уазика, я, как на подельников пялился, так и продолжил стоять, не оборачиваясь. Вдруг все-таки не по нашу душу? Но руку из-под фуфайки вытаскивать не стал. А ну как за нами?
– Дружина, сержант Власов, – отправил мои надежды псу под хвост голос грузно пробравшегося к нам по глубокому снегу человека. – Пройдемте для досмотра…



 
 

<<...