– Слишком поздно разделяться, – тяжело вздохнул пиромант. – Слишком поздно…<



– Слишком поздно разделяться, – тяжело вздохнул пиромант. – Слишком поздно…
– Что за артефакт-то? – спросил Ветрицкий, сразу сообразивший, что речь идет о какой-то магической штуковине.
– Сами увидите, – ничего не стал объяснять я.
– Ладно, – настороженно покрутил головой Николай. – Надо убираться отсюда, не нравится мне здесь…
– Автомат спрячь, – предупредил его Напалм, и только тут я заметил, что Ветрицкий умудрился сдернуть с трупа дружинника АКСУ. Ловок, чертяка…
Появление вынырнувшего из темноты человека, как ни постыдно это признавать, мы проморгали. Вот еще не было никого – и раз, словно чертик из коробочки, перед нами оказался худой высокий парень в черной кожаной куртке и вязаной шапочке.
– Здравствуйте, – зябко подул он на ладони – перчатки оказались с отрезанными пальцами, – и тут я узнал музыканта с Южного бульвара. Не почудился, значит, взгляд… – Хозяин велел нож забрать…



 
 

<<...