Пепел, прах и крематорий… Словно поддавшись напору музыки, певец






Пепел, прах и крематорий…



Словно поддавшись напору музыки, певец начал взвинчивать темп и вскоре его голос сорвался на крик:



Что за гадство, сучья жизнь?!
Двадцать шесть – и жить не начал!
Двадцать шесть – и все, приплыл!
Да! Приплыл!
Ладья Харона, две монеты на глаза,
Вот я сдох – чего еще вам?!



И вдруг уже совершенно спокойно и печально:



Крематорий. Пепел. Прах…



Будто дожидавшийся окончания песни прожектор у сцены высветил нас и ослепил глаза. Моментально выхвативший пистолет Ветрицкий выстрелил, и стекло мощного фонаря весело разлетелось вдребезги. Лампа погасла, и я перестал щуриться.
– Ой, – прижалась к Напалму Вера, когда в дальнем конце зала полыхнула рукотворная молния. Вокруг другого стола затрепетало кольцо огня, а стоявшие на витрине за барной стойкой бутылки медленно поднялись в воздух.



 
 

<<...