Сплюнув на пол, я уже собрался послать Колю далеко и надолго – а может, и ножичко



Сплюнув на пол, я уже собрался послать Колю далеко и надолго – а может, и ножичком ткнуть, если возможность появится, – и только тут обратил внимание, что по лицу у того течет кровь. И дело было вовсе не в ранении: воспаленная и припухшая кожа покрылась сеткой кровоточивших и гноившихся трещинок. Да и других, не столь фатальных изменений тоже хватало: глаза покраснели и глубоко запали, потрескавшиеся губы стали мертвенно-синюшного цвета, а сам Коля как-то незаметно вытянулся и, несмотря на проявившуюся сутулость, казался заметно выше.
– Коля? – начиная подозревать, что происходит нечто из ряда вон, я выставил перед собой нож. – Или?..
– Ай, маладца! Ай, умный мальчик, – издевательски рассмеялся Гиоргадзе. – Дошло, наконец!
С хрустом передернувший плечами Ветрицкий – а он ли? – рукавом вытер выступившие на лбу мелкие капельки крови и принялся молча разматывать с запястья потемневший от пропитавшего его гноя бинт. Движения парня сделались какими-то скупыми и донельзя рациональными. Будто и не человек это вовсе…



 
 

<<...