Одиннадцать. Гиоргадзе с простреленной головой еще валился с ног, а мне в лицо



Одиннадцать.
Гиоргадзе с простреленной головой еще валился с ног, а мне в лицо уже уставились сразу два пистолетных дула. Убедившись, что отсюда опасность ему не грозит, наемный убийца не стал стрелять и немного расслабился. Расслабился, но пистолеты не опустил.
Из рассекшего левую щеку от уха до уголка рта пореза хлестала кровь, но завладевшего телом Ветрицкого урода это волновало мало. Как там Гиоргадзе-покойничек сказал: тела быстро изнашиваются? Вот-вот.
– Да не успел бы я просто, – через силу улыбаясь, объяснил я и вновь положил нож на каменную плиту саркофага.
– Не успел бы, – не мигая уставившись на меня, подтвердил Леший. Теперь, когда наемный убийца больше не маскировался под Ветрицого, голос его зазвучал глухо и как-то невнятно. Будто рот чем-то набит.



 
 

<<...