– Никто никого не обижает. А дедушка уже уходить собирался… – заученно заулыб



– Никто никого не обижает. А дедушка уже уходить собирался… – заученно заулыбался охранник, но наткнулся на мой взгляд – да наплевать мне и на деда, и на любые объяснения – и осекся. – Да ладно… Чего ты, в самом деле?
Я вздохнул, обошел запихивающего дрожащими руками жестянки в порванный пакет старика и перешел на другую сторону Южного бульвара. Вовремя взял себя в руки, ничего не скажешь. На ногах еле стою, а еще на кого-то наезжать пытаюсь. Что со мной творится? Хорошо, охранник трусоватый попался, а то налетели бы всей шоблой и запинали. Ну, одного зарезал бы, ну, двух… Толку-то?
После поворота, сразу перед оружейным магазином, на тротуаре что-то исступленно кричал уличный проповедник. Закутанная в черную ткань фигура в такт словам протягивала руки к торопливо идущим мимо прохожим.



 
 

<<...