Секьюрити достал записную книжку, помусолив палец, принялся листать страницы и



Секьюрити достал записную книжку, помусолив палец, принялся листать страницы и наконец нашел нужную запись.
– Ты уже час как должен был подойти. – Он карандашом сделал в записной книжке отметку. – Проходи.
Я зашел за ограду и спокойно направился к отделанному гранитом крыльцу. Опоздал на целый час? Не мог я у Бори столько времени просидеть. Получается, опять с солнечными часами накосячил.
– Черти в аду тебя уже заждались, – сплюнул себе под ноги охранник со свернутым носом.
Немного поколебавшись, швейцар распахнул передо мной высокую дубовую дверь, украшенную резьбой и начищенными медными заклепками. Я прошел внутрь, снял фуфайку – так, там у меня ничего ценного нет? – кинул ее гардеробщику и пошел в зал.
Как давно я в приличном заведении не был! Уже и забыл, как это расслабляет. Хорошо здесь! Солнечные лучи играют на мозаичных витражах окон. Там, где освещения требуется больше, горят электрические лампы, укрытые темно-красными абажурами. Бархатные портьеры стянуты золочеными шнурами. Потолок расписан сюжетами из жизни французской глубинки, над баром висит копия картины Поля Синьяка «Сосна. Сан-Тропез». Изящные столики расставлены так, чтобы посетители не мешали друг другу, а не желающие обедать на всеобщем обозрении всегда могли рассчитывать на скрытые за портьерами альковы или кабинеты на втором этаже. Из скрытых динамиков негромко доносилась ненавязчивая музыка – обычно здесь звучали блюзы и композиции Криса Ри.



 
 

<<...