– Оп-па, – вздрогнул от неожиданности Макс, когда электрические лампы на мгнов



– Оп-па, – вздрогнул от неожиданности Макс, когда электрические лампы на мгновение погасли и загорелись уже более тусклым светом. – Это что?
– На стене прожекторы включили. Что-то рано сегодня, – ответил я, и в это время кто-то зажал ладонями мои глаза. Я едва успел остановить руку, рванувшую клинок из ножен, – аромат духов, донесшийся сзади, был знакомым.
– Не знал, что ты подобные заведения посещаешь. – Дыхание удалось успокоить, и мой голос почти не дрожал.
– Решила развеяться. – Катя присела рядом, вытащила из пачки тонкую сигарету – я поморщился – и прикурила от изящной серебряной зажигалки. – И сразу так повезло.
Я невольно ею залюбовался. Хороша, чертовка! Она и раньше не была дурнушкой, а уж с подведенными глазами, мастерски наложенным, но неброским макияжем и якобы в беспорядке растрепанными волосами – уверен, парикмахер над этим беспорядком трудился не меньше часа – была неотразима. Впрочем, я мог быть необъективным. Я ее любил.



 
 

<<...

 

, . .