– Ты! Это ты ему разрешил! – не слушая меня, продолжал выть Стригунов. – Мне ч



– Ты! Это ты ему разрешил! – не слушая меня, продолжал выть Стригунов.
– Мне что, держать его надо было? – спросил я, вытащил из снега лыжную палку и нащупал пальцем кнопку, при нажатии на которую выскакивал узкий клинок в поллоктя длиной. – Уймись…
– Чего ты, в натуре? – поддержал меня Макс. – Нам тоже тошно, так зачем крайних-то искать?
– Сволочи! Какие же вы сволочи! Ненавижу! – Размазывая слезы, Стригунов нацепил лыжи и покатился по направлению к Форту. Я его удерживать не стал. Никакой пользы от него в дальнейшем все равно ждать было нельзя. Сломался. Слишком на своего друга полагался. Пусть с ним теперь в штабе разбираются. Думаю, за дезертирство меньше, чем полугодом штрафбата, он не отделается.
Рейд начинается – зашибись. Только из Форта вышли, а я уже половину отряда растерял. Главное, чтобы оставшиеся не раскисли. Макс молодцом держится, а насчет Николая ничего определенного сказать нельзя. Плохо я его знаю. Ну, ничего, зато мне известен отличный способ выгнать ненужные мысли из головы. Небольшой марш-бросок. Километров на десять—пятнадцать.



 
 

<<...