– А ты что? – Осмотрюсь пока, – ответил я, кое-как заметая оставшиеся позади



– А ты что?
– Осмотрюсь пока, – ответил я, кое-как заметая оставшиеся позади следы. Блин, надо было шмотки парням отдать. Теперь поздно. – Как закончите, к сухой сосне подходите.
– Ладно, – кивнул Николай, вышел на поляну и удивленно воскликнул: – А здесь тепло! Даже пар изо рта не идет.
– Ага, – поддержал его Макс. – Я тоже думал, что Теплая поляна – это просто название.
Я кинул лыжи и рюкзаки под деревья, снял с плеча ружье и начал, внимательно оглядываясь, осторожно пробираться по лесу, стараясь не стряхивать на себя снег, скопившийся на ветвях. Следов чужого присутствия видно не было, и, обойдя лес вокруг поляны, я успокоился, вернулся за вещами и отнес их к сухой сосне, которая, словно мачта парусника, возвышалась над остальными деревьями. Сложив мешки под соседнюю елку, я вытряхнул снег, набившийся в ботинки, – мне б мои валенки старые! – и по-пластунски забрался под разлапистую пихту, росшую у самого края поляны. Макс и Коля уже вытащили палатку из чехла и закрепляли ее, глубоко вбивая колья в утоптанный снег. Молодцы, место хорошее выбрали – почти в самой середине открытого пространства. Ко мне палатка будет повернута стороной с входным пологом и единственным пластиковым оконцем. Я поудобней устроился в сугробе и положил штуцер перед собой. С поляны меня не разглядеть.



 
 

<<...