– Да чтоб тебя! – с досады ругнулся Николай, нагнувшись, зачерпнул полпригоршн



– Да чтоб тебя! – с досады ругнулся Николай, нагнувшись, зачерпнул полпригоршни снега и приложил к уху.
– Что случилось? – скосился на него Макс.
– Веткой серьгу зацепил.
– Не вырвал? – Меньше всего мне сейчас хотелось возиться с разорванным ухом.
– Нет, надорвал немного. – Николай швырнул заляпанный кровью снег под ноги.
– Ничего, до свадьбы заживет, – успокоился я. Главное, чтобы заражения не было.
– Не цеплял бы серьгу, ухо целее было бы. – Макса серьга явно раздражала. – А то ходишь, как нефор какой.
– Хочу и хожу, – вспыхнул Ветрицкий. – Тебе какое дело?
– Да никакого, – усмехнулся Макс. – Хоть кольцо в нос вдень, я тебе и слова не скажу.
– Вот и помолчи тогда, гоп.
– Сам помолчи, нефор.
Немного постояв, я подхватил свой мешок и, покачиваясь, поплелся за парнями. Если Макс заляжет за наметенным сугробом, с дороги его видно не будет. Коля сможет занять позицию на пригорке в ельнике, а я закопаюсь в снег где-нибудь на середине подъема.



 
 

<<...