– Остановитесь у Якова, – то ли спросил, то ли распорядился дьякон. – Угу, –



– Остановитесь у Якова, – то ли спросил, то ли распорядился дьякон.
– Угу, – на всякий случай промычал я. Все равно никаких других приличных мест, где могли остановиться приезжие, не знаю.
– Проезжайте. – Перекрестив нас на прощание, дьякон развернулся и зашагал к комендатуре.
Мишка взмахнул вожжами и направил лошадей к внутренним воротам. Сани уже обогнули крест, когда возница скривился, будто зажевал половину лимона, и выругался:
– Приперся, волчий выкормыф. Ничего, недолго тебе осталось скалиться.
Я повернулся посмотреть, кого он имеет в виду, и хмыкнул. Действительно, очень точно сказано. Что-то волчье в хозяине саней, въехавших в ворота вслед за нами, несомненно, было. С другой стороны, сам бы я на это внимания не обратил. Сейчас молодой худощавый мужчина о чем-то перешучивался со вскочившим в сани ополченцем, но мне показалось, что при этом он внимательно наблюдает за нашими санями. Нелюбовь торгашей взаимна?



 
 

<<...