– Лед, а чего ты перед попом отчитывался? – Ветрицкий соскочил с саней и нескол



– Лед, а чего ты перед попом отчитывался? – Ветрицкий соскочил с саней и несколько раз присел, разминая затекшие ноги.
– Во-первых, не перед попом, а перед дьяконом. – Я тоже спрыгнул на снег и заглянул за забор. Никого, только мохнатый пес бесновался у конуры. – А во-вторых, с представителями местных властей надо сотрудничать.
– Попы здесь у власти? – развеселился Коля. – И почем опиум для народа?
– Коля, ты ночевать в тепле хочешь или в ближайшем сугробе? – разозлился я. Только воинствующего атеиста мне не хватало. Да если бы не мужской монастырь, Волчий лог давно разделил бы судьбу Туманного. А этот еще рожу кривит!
– В тепле, – чувствуя подвох, ответил Ветрицкий.
– Тогда базар фильтруй, – постучал я согнутым указательным пальцем по виску и замолчал. Лай стих, за забором послышались шаги. Распахнулась калитка, к нам в сопровождении Ряхина вышел невысокий толстоватый целитель. Мишка никак не мог приспособиться к степенному шагу свояка и то отставал, то забегал вперед.



 
 

<<...

 

pgi 520bk