– Стоять! – заорал я так, что перекрыл даже вой бурана. – Чего тебе еще? Пошли



– Стоять! – заорал я так, что перекрыл даже вой бурана.
– Чего тебе еще? Пошли уже, – повернулся Макс.
– Туманники! – задыхаясь, объяснил я.
– Галюны начались? – остановился рядом Ворон. – Какие, на фиг, туманники? Шевелите поршнями, пока нас здесь не засыпало.
– Сам посмотри, – указал я на размытую молочную пелену, которая уже была хорошо видна сквозь несущуюся по полю вьюгу, к вытащил из сумки испорченный Борей артефакт.
– О-й-e! – только и смог выдавить из себя Ветрицкий.
– Обойти не получится? – завертел по сторонам головой Ворон.
– Нет, они нас учуяли. – Я зажал в руке медный шар и попытался успокоить дыхание. – Когда дам команду – бегите за мной. Кто отстанет – покойник.
По мере приближения туманников меня стало колотить все сильнее. Ужас, исходивший от молочной пелены, накатывал волна за волной. Ветер стих – мы оказались в мертвой зоне. Я до боли сжал в руке медный шар, дождался – кидай же, кидай! – пока туманники не приблизились метров на пять, и лишь тогда активировал амулет. Если не сработает, нам каюк. Шар исчез в вязкой туманной пелене, из которой уже тянулись сотни прозрачных щупалец. Мы, затаив дыхание, подались назад. И что? Сначала туманники засветились изнутри, потом желтое пятно увеличилось, стало ярко-красным, и мгновение спустя из прожженной дыры вырвались клубы огня. От ударной волны заложило уши, а в глазах замелькали огненные зайчики. Взрыв проделал в пелене дыру, в которую со свистом ворвался вновь взметнувшийся ветер. Опаленные края дыры начали, судорожно подергиваясь, медленно сжиматься.



 
 

<<...