Это ненамного, но помогло. Закашлявшись, я смог несколько раз судорожно вздохну



Это ненамного, но помогло. Закашлявшись, я смог несколько раз судорожно вздохнуть и наконец кое-как отдышался. Набрать полные легкие воздуха никак не получалось: при каждом вздохе грудь пронзала острая вспышка боли. И все же стало гораздо легче.
– А че ты такой холодный? – удивился растормошивший меня Макс.
– Дайте-ка я взгляну. – Жан щелкнул пальцами, и вспыхнувший под потолком небольшой огонек разогнал темноту по углам.
– Сколько времени? – прохрипел я. Лицо онемело, как после обезболивающего укола стоматолога, и слова приходилось тщательно выговаривать. На висках выступил пот. Ну и плющит меня. И огонек как-то тускло светит: все немного смазанное и серое.
– Ночь еще. – Жан ухватил меня за голову и уверенным движением оттянул веко.
Точно – ночь, вон и обогреватель сгореть не успел. Я подался назад и уперся в стену. Не понравился мне взгляд Жана, ох, не понравился. Крест так на Харпина смотрел, когда тому в живот пару пуль бандиты влепили. Харпин тогда и часа не прожил.



 
 

<<...