– Блин! – завопил Макс и с силой хлопнул себя по щеке. На варежке осталось сине



– Блин! – завопил Макс и с силой хлопнул себя по щеке. На варежке осталось синее вязкое пятно с капельками крови. – Это что?!
– Москит, – присмотрелся я.
– Ледяной москит?
– Нет.
– Снежный?
– Нет.
– Да какой, блин, тогда москит! Мы же не в тропиках! – заорал, брызнув слюной, Макс.
– Северный москит, – улыбнулся я.
– Твою мать! Полщеки заморозило!
– Хватит! – не сдержался Жан и, глубоко вздохнув, уже более спокойно продолжил: – Мы теряем время.
– Движемся цепочкой. Я впереди, Жан замыкающий. И что бы вам ни привиделось, не отвлекайтесь – тут ледяных змей полно, – скомандовал я и отошел от деревьев. – Пошли!
Выстроившись цепочкой, мы начали пересекать поле. Чем ближе становилась граница, тем отчетливей светились напоминающие северное сияние переливы и завихрения пространства. Воздух сгустился и стал напоминать прозрачное желе. Лес на той стороне совсем не приближался, и создавалось впечатление, что мы топчемся на одном месте. Неожиданно деревья резким скачком оказались совсем близко. Облака в одно мгновение рассеялись, и на небе замигали ледяные огоньки звезд.



 
 

<<...