– Ночь?! – не сдержал крик изумления Ветрицкий. – Ночь завтрашнего дня, – с



– Ночь?! – не сдержал крик изумления Ветрицкий.
– Ночь завтрашнего дня, – с видом знатока выдал Макс.
– Что? – не понял его Николай.
– Ну, так говорят, – смутился тот.
– Почему?
– Шевелитесь! Не стоит здесь задерживаться. – Окрик Жана помог Максу избежать дальнейших расспросов.
– Прибавили! – обернулся я и ускорил шаг. Ночь дохнула холодом и проморозила до самых костей. Жар моментально сгинул, и стужа проникла даже в кости и суставы. Меня так и будет с переменным успехом колбасить? Как бы. в золотой середине остановиться-то? А то так либо поджарюсь, либо в ледышку обращусь.
Через несколько десятков шагов звезды начали тускнеть, а на соткавшихся из небытия кучевых облаках вновь заиграли лучи восходящего солнца. Но холод не отступил, и пальцы ног напрочь потеряли чувствительность. Обморозил? Потом разберемся. Сейчас главное – убраться подальше от границы. На месте рейнджеров я бы пустил несколько мобильных групп на ее патрулирование – здесь беглецов перехватить проще всего.



 
 

<<...