– Это и есть Стылое море? – скептически осмотрелся Ветрицкий. – Да. – Я набр



– Это и есть Стылое море? – скептически осмотрелся Ветрицкий.
– Да. – Я набрал полную грудь теплого воздуха и почувствовал, как отступила боль. Не исчезла без следа, но спряталась куда-то вглубь.
– А почему – море? Оно и на озеро не тянет. Пруд незамерзающий.
– Море – потому что где бы ты ни встал, противоположного берега не увидишь. – Жан даже перестал нас подгонять и глубоко вздохнул.
– Лужа, – не впечатлился Николай, и мы двинулись дальше.
Дорога прошла по берегу Стылого моря и, извиваясь меж крупных валунов, поднялась на склон холма на противоположной стороне долины. На вершине порывы ледяного ветра моментально выдули из складок одежды более теплый воздух долины, и по контрасту мороз показался просто диким. После умиротворяющей ряби волн резкие очертания торчащих из снега скальных обломков и ломаные рывки ветвей наводили на мысли о преддверии ада. Не канонической геенны огненной, а царства холода, льда и смерти. Ничего, человек, как таракан, – ко всему привыкнуть может.



 
 

<<...