– Какие? – Нехорошие. – Я перетащил Колю на волокушу и ухватился за стебли. О



– Какие?
– Нехорошие. – Я перетащил Колю на волокушу и ухватился за стебли. Ответы действительно нехорошие: либо в аду, либо в раю. Почему тогда оба нехорошие? Ну, в раю должно быть неплохо, но что-то мне подсказывает, что при нашем образе жизни лишняя дырка в голове отправит нас скорее вниз, нежели вверх.
– А-а-а… – протянул Ветрицкий, устраивая поудобней негнущуюся ногу.
Вот тебе и «а-а». Поехали, что ли? Ничего не поделаешь, придется на дороге светиться – по лесу пройти с волокушей нечего и пытаться.
Пока дотащил Ветрицкого до дороги – взмок. Дальше дело пошло легче, но начавшаяся от перенапряжения головная боль со временем только усилилась, правое предплечье жутко зачесалось, а рана в боку опаляла внутренности огнем. Ерунда, прорвемся… прорвемся… прорвемся… Словно завораживающая мантра, это одно-единственное слово, крутившееся в голове, заставляло передвигать ноги и перехватывать выскальзывающие из рук обрубки стеблей. Вверх по холму… вниз с холма… Вверх по холму… вниз с холма… Руки налились свинцом, дыхание сбилось, но сил переставлять ноги пока хватало. А вон уже и граница. Неужели дополз?



 
 

<<...