– Слушай, Долгоносов, объясни мне, что вообще происходит? – Что происходит? Э



– Слушай, Долгоносов, объясни мне, что вообще происходит?
– Что происходит? Это твои люди доставили сюда этого гаврика. И тебе видней должно быть, почему я должен бросить своих пациентов и оперировать вашего доходягу. И ладно бы только бок ему зашить, так нет – он еще и стылую лихоманку где-то подхватил.
Долгоносов? Хирург, значит. Я же говорил: чужой кровью…
– Вот с этого места поподробней.
– В смысле?
– В смысле, почему он еще жив?
– А об этом стоит спросить у того дилетанта, который его драконьим огнем напоил.
– Дилетанта? Но пациент-то скорее жив, чем мертв.
– Именно дилетанта. Заведомо тупиковый путь.
– Почему?
– Да потому, что его тело, – Долгоносов схватил меня за руку и потянул ее на себя, – замерзает равномерно, а концентрация драконьего огня такой однородностью не отличается. Вот и получается, что одни органы замерзают, а другие – кожный покров, в частности, – поджаривают. Ожоги видишь?



 
 

<<...