– Жоре делюгу не замутить – день напрасно прожить, но в такой гибляк он никогда



– Жоре делюгу не замутить – день напрасно прожить, но в такой гибляк он никогда не полезет.
– Продолжаем. Сестры, торгаши… Цех и сектанты тоже отпадают: они полностью под нашим контролем. Семен Петрович, что насчет Коммуны?
– Мимо, – уверенно заявил Царько. – Оперативная работа никакой подозрительной активности не выявила.
– И кто Остается? – Гельман заскрипел стулом. – Город, кондукторы и наши друзья с севера?
– С севера? Мы бы их прибытие почувствовали, – не очень уверенно засомневался Линь.
– Не они сами, так их слуги.
– Город продолжает перебрасывать людей и технику к границе. – Царько щелкнул бензиновой зажигалкой. – Думаю, они тоже остались с носом.
– Логично. – Перов легонько стукнул по задребезжавшему оконному стеклу. – Выходит, кондукторы или слуги Стужи. Перспективы, блин! Я даже не знаю, что меня пугает больше.



 
 

<<...