– Что-то такое слышал. – Торговец не проявил интереса. – А что Братство? – 



– Что-то такое слышал. – Торговец не проявил интереса.
– А что Братство?
– А им-то что? Сплав у пули мягкий, она даже кольчугу не пробивает. Да и останавливающее действие у защитного поля какое-никакое сохраняется.
– Понятно. – Я накинул на плечи фуфайку.
– Я тебе когда-нибудь плохие советы давал? – задал риторический вопрос торговец.
– Нет, Ян Карлович.
– Тогда послушай меня и сейчас: не лезь ты в это дело, я тебя прошу.
– Не буду, – кивнул я и, попрощавшись, выскочил догонять приказчика. Дурак я, что ли, в эту мясорубку лезть?
До проспекта мы домчались минут за десять – всю дорогу возница опасливо посматривал на небо и нахлестывал лошадей. Уже сойдя с саней, я хлопнул себя по лбу – надо было у Вениамина взять что-нибудь перекусить. Ладно, теперь поздно. Придется заскочить куда-нибудь пообедать, а то меня уже шатает. На одном месте не стоялось – да куда меня тянет все время? – и, уверенно пройдя мимо трех дружинников, я сбежал по ступенькам в бывшее бомбоубежище. На оттопыренный карман фуфайки никто внимания не обратил, сегодня всем не до этого.



 
 

<<...