Оставив дверь открытой, Семеныч вышел, а Ян развалился на придвинутом к стене пр



Оставив дверь открытой, Семеныч вышел, а Ян развалился на придвинутом к стене продавленном диване. Осмотревшись, я вытащил из-под стола выкрашенную желтой краской деревянную табуретку и уселся на нее.
— Спасибо, — поблагодарил вдруг меня торговец.
— Да не за что, — сообразив, о чем речь, пожал плечами я и почти не покривил душой. Действительно — не за что. Просто старый должок вернул. — Все нормально? Никто не приходил?
— Все в лучшем виде. — Ян Карлович достал из прислоненного к дивану черного пластикового пакета короткую слегка изогнутую саблю в потертых ножнах и протянул мне. — Денег не предлагаю, а саблю ты возьми. Вообще-то, я ее для тебя давно отложил, но все как-то повода не было.
— Ой, да не стоило... — для проформы помялся я, но саблю взял и сразу же обнажил клинок. По всему лезвию, которое начинало немного изгибаться лишь в последней трети, с обеих сторон шел дол. Заточка полуторная: по всей внешней стороне и примерно на четверть по внутренней. — Не стоило...



 
 

<<...