— Я не знаю, Эйфелева она или кого другого, но торчала в Париже какая-то железная



— Я не знаю, Эйфелева она или кого другого, но торчала в Париже какая-то железная фиговина. — Адик принялся разливать водку по стаканам.
— Слушай, Татарин, ты ж свистишь! — не выдержал Ермолов.
— Да мамой клянусь!
— Подожди, Адик. Ты, блин, простым экспедитором работал, так? — приложил стакан ко лбу Валя. — Откуда бабки?
— Так по работе все, по работе. — Адик откровенно наслаждался моментом. — Я по работе, считай, всю область объездил.
— Какую, на хрен, область? — заорал Шурик.
— Челябинскую, какую еще? — деланно удивился Адик.
— Объясни мне тупому: с каких пор европейские города Париж, Берлин и Варна перебрались на Урал? — очень спокойно спросил Шурик. Слишком спокойно. Сейчас кто-то точно в репу отгребет.
— Да прям уж города. Ну, Варна еще куда ни шло, а Париж с Берлином так,.. села. Я ж говорю — дыра.



 
 

<<...