— "Пшеничная", сто грамм, — подсказал ему я. — Можешь из жалования удержать. —



— "Пшеничная", сто грамм, — подсказал ему я. — Можешь из жалования удержать.
— Твои документы, — пропустив мое предложение мимо ушей, Линев открыл папку — не расстается он с ней никогда, что ли? — и достал кипу бумаг. — Ознакомься и распишись.
— Вчера, что ли, не все подписал? — удивился я. — Это-то для чего?
— Постановка на довольствие, образец подписи, инструктаж по технике безопасности, допуск в служебные помещения уровня П2 и П3, допуск к архиву, правила ношения оружия. — По мере перечисления у Ильи на лице расплывалась мрачноватая улыбка. — Отказ от работы по совместительству, отказ от посещения казино и залов игровых автоматов…
— Хватит, хватит… — взял протянутую ручку я. Блин, сколько макулатуры! А этот еще ухмыляется. Другого повода поскалиться не нашел? Что-то он сегодня вялый. И синяки под глазами. Не выспался? — Зачем это все?



 
 

<<...