— Филипп — это Лед, Лед — это Филипп, — мимоходом представил нас Гамлет и прямы



— Филипп — это Лед, Лед — это Филипп, — мимоходом представил нас Гамлет и прямым ходом направился на кухню, где уже что-то шкворчало.
— Здрасте, — пожал я руку Городовскому. Интересно, Яровой с ними работает? Специалисты, блин, широкого профиля…
— Проходи на кухню, — запер дверь Филипп. — Я сейчас табуретку принесу. Да не разувайся, так иди. Натоптано.
Я зашел на кухню, уселся за поцарапанный стол и принюхался. Пахнет аппетитно. Выходит, насчет обеда Гамлет не обманул.
Городовский поставил принесенную табуретку к окну и, ухватив прихватками накрытую железной крышкой сковороду, выставил ее в центр стола.
— Налетайте. — Филипп достал из хлебницы полбуханки ржаного хлеба. — Выпить нечего, да и незачем.
Он снял со сковороды крышку, разрезал яичницу с колбасой на три части и разложил нам по тарелкам. Увидев, что Гамлет без опаски принялся уплетать предложенное угощение, я последовал его примеру. Ветчина, надо же. И на вкус неплохая. Еще бы знать, что в нее добавляли. Хорошо, если только сою. Впрочем, лучше умерить свое любопытство, а то как бы она обратно не попросилась. Парни едят, и со мной ничего не случится.



 
 

<<...