— Точно. — Я поставил ногу на резиновую покрышку. — Тогда, хлопец, залазь. — До



— Точно. — Я поставил ногу на резиновую покрышку.
— Тогда, хлопец, залазь. — Дождавшись, пока я, ухватившись за борт, заберусь внутрь, возница взмахнул вожжами. Мерины неторопливо потрусили по улице. — Время деньги.
— Это точно, — согласился я. — А чего с северной окраины едете?
— Коля — третий наш — спину потянул, домой завозили. Поэтому и тебя взяли, — не обратив внимания на тихий смешок грузчика, объяснил возница. — А кому смешно, тот всю неделю за двоих один ишачить может…
— Не, не. Михалыч, ты чего? — забеспокоился грузчик.
— Да кстати, это Илья, меня Петром кличут. Тебя как зовут, не спрашиваем. Сказали Вася — значит Вася. Меньше знаешь — крепче спишь.
— Логично. — А Васю Гамлету еще припомню.
Я, наконец, устроился между флягами и начал приглядываться к своим попутчикам и — так уж получилось — коллегам. Невысокий заплывший жирком Петр на протяжении всего пути не закрывал рта и постоянно отпускал едкие замечания в адрес встреченных по дороге людей, а худой длиннорукий Илья откровенно отмалчивался. Еще бы, с чего ему языком трепать — теперь одному фляги ворочать придется.



 
 

<<...