— Севастопольская, семнадцать, — сверился с заявками Петр. — Две по пятьдесят л



— Севастопольская, семнадцать, — сверился с заявками Петр. — Две по пятьдесят литров. На замену. Без оплаты.
Мы с Иваном сгрузили две фляги и подтащили их к воротам из привинченного саморезами к вкопанным в землю трубам профнастила. Поверху забора торчали длинные ржавые штыри. Неразговорчивые охранники выставили на улицу пустые фляги и затащили к себе полные. Вот и замечательно — самим их переть не пришлось. Да, теперь я понимаю, чего Илья-грузчик такой мрачный. Он к концу смены еле ноги волочь будет…
Мы успели выгрузить еще три фляги, прежде чем Петр придержал меринов на подъезде к очередному перекрестку и, потянув за какую-то железку, открыл тайник.
— Тебе пора, — кинул он мне бумажный пакет с браслетом и миной-ловушкой, когда телега оказалась между двух высоких заборов. Соседние дома выходили на улицу глухими стенами.



 
 

<<...