— А здесь что? — огляделся я по сторонам. Апокалипсис сегодня, блин. Мир после



— А здесь что? — огляделся я по сторонам.
Апокалипсис сегодня, блин. Мир после атомной войны. По другому и не описать. И откуда, спрашивается, посреди промышленной зоны взялся квартал пятиэтажных жилых домов?
— Вон в том доме… нет, в том, который с крышей, — указал Григорий, — есть притон. Попробуем разговорить хозяина.
— А он возьмет и так сразу тебе все выложит.
— У нас на него кое-что есть. Не получится по-хорошему, придется надавить.
— А чего ж раньше его не трясли?
— Трясли. Он и сдавал нам всякую шушеру. Ничего серьезного. А по полной программе его развести задачи не было.
Мы подошли к обшарпанной пятиэтажке и по вытоптанному газону зашли во двор. Ну и трущобы! И это называется "тот, который с крышей"? Это крыша?
Я только вздохнул. Все, что можно было выломать, вырвать и раздолбать, было давно уже выломано, вырвано и раздолбано. Причем не по одному разу и не обязательно в этой последовательности. И складывалось впечатление, что разграбленное имущество мало кто собирался продавать или использовать в хозяйстве. Ломали от скуки, ищущей выхода злобы, просто в пьяном угаре. В крайнем случае, чтобы не успел сломать кто-то другой. Знакомая картина.



 
 

<<...