— Куда следует? — Григорий показал старушке служебную бляху. — Это к нам, что ли



— Куда следует? — Григорий показал старушке служебную бляху. — Это к нам, что ли?
— К вам, соколики, к вам, — моментально сменила тон бабушка. — Вы по делу?
— По делу, — подтвердил Гриша. — Дверь подъездную откройте.
— Минуточку. — Старуха прикрыла окно и задернула занавеску.
— Думаешь, откроет? — поднявшись с бордюра, спросил я минут через пять. — Или пока до двери дошла, о нас забыла?
Григорий ответить не успел: раздался лязг железной задвижки и, щурясь от яркого солнца, из подъезда вышла наша знакомая.
— А вы не до Витьки с третьего этажа пришли? — Старушка даже придержала дверь, пока мы заходили в подъезд.
— К нему, а что? — пропустив меня вперед, остановился на ступеньках Гриша. — Жалобы есть?
— Да житья никакого от него не стало, — чуть ли не заламывая руки, начала жаловаться бабулька. — То звуки непонятные среди ночи, то газом воняет — не продохнуть. А Антонина Кузьминишна, соседка его, и вовсе жуткие вещи рассказывает. Сын мой уже хотел с ним разобраться, так еле уговорила сначала в домовой комитет сходить…



 
 

<<...