Я медленно вылез из-под стола, в который так неудачно врезался при падении. В гол



Я медленно вылез из-под стола, в который так неудачно врезался при падении. В голове все плыло, ребра горели огнем.
— Лед, ты живой? — вывел меня из оцепенения голос Гриши.
Я поднялся на четвереньки, уперся руками в стену и выпрямился:
— Живой.
— Окна открой. — Зашедший было в квартиру Григорий выскочил в коридор, и там его вырвало.
С чего бы это? Загнувшийся от передоза барыга куда неприглядней выглядел. Да и запашок там был не в пример этому. И вот-те нате.
Подойдя к окну, я ухватился за штору и сорвал ее вместе с гардиной. Сквозь запыленное стекло солнце казалось малиновым шариком. Пистолет отыскался под столом. Передернул затвор, нажал на спусковой крючок. Снова осечка. Бракованный подсунули?
Неожиданно живот скрутило, к горлу подкатил комок тошноты. Едва сдержавшись, я перешагнул через тело, вокруг которого уже расплылась лужа бледно-розовой крови и, пошатываясь, вышел из квартиры. Направил пистолет в сторону окна между третьим и четвертым этажом и вновь нажал на спусковой крючок. Грохнул выстрел, простреленное стекло пошло трещинами и, расколовшись, вывалилось наружу.



 
 

<<...