— Чем занимаешься? — Разглядывая меня, Катя прищурилась, отчего на переносице и



— Чем занимаешься? — Разглядывая меня, Катя прищурилась, отчего на переносице и в уголках глаз залегли знакомые морщинки.
Время никого не красит, да и возраст у нас уже не тот, чтобы с каждым прожитым годом хорошеть, но мне она показалась посвежевшей и отдохнувшей. И ничуть не менее привлекательной, чем прежде. Сшитая из лоскутов серой кожи короткая курточка и узкие джинсы облегали ее, как вторая кожа. Кроме тоненьких полосок золотых серег, украшений больше не было.
Тут она поправила выбившуюся прядь волос, и в солнечных лучах на безымянном пальце правой руки вспыхнул крупный брильянт, вправленный в кольцо белого золота. Вот оно как…
— На вольных хлебах, — по вполне понятным причинам не стал откровенничать я.
— Все строишь из себя одинокого волка?



 
 

<<...