— Покушать-то у тебя есть чего? — сдался я. Нет, пить не буду, просто по ночному Ф



— Покушать-то у тебя есть чего? — сдался я. Нет, пить не буду, просто по ночному Форту ползти не хочется.
— Иди в комнату, я сам все принесу. — Кирилл выставил на стол банку тушенки и достал нож. — Да, ты сколько весишь?
— Ты мне тушенку по граммам отмерять будешь?
— Это для другого.
— Для чего?
— Сюрприз будет.
— А стоит ли?
— Стоит.
— Ну, килограмм шестьдесят—семьдесят.
— Все, иди, давай.
Хмыкнув, я взял лампаду — Кириллу она все равно без надобности — и медленно пошел в зал. От огонька по стенам побежали тени, а привычные очертания предметов вдруг сделались таинственно-зловещими. Войдя в комнату, первое время никак не мог понять, что за странная конструкция возвышается в углу, и, только посветив, разглядел проигрыватель грампластинок "Россия", к которому зачем-то приделали проклепанный раструб из скрученного жестяного листа. А что это за странный ящик с рукояткой, как у шарманки? Граммофон? И он работает? Похоже, да: на журнальном столике лежала стопка пластинок.



 
 

<<...