— Не надо кричать, не глухой, — сам удивляясь собственному спокойствию, я разве



— Не надо кричать, не глухой, — сам удивляясь собственному спокойствию, я развернулся и пошел к лестнице в подвал. — Там у вас шмотки оставить можно будет?
— Можно. Ты съезжать, что ли, собрался? — перестав орать, спросил Гриша.
— Нет, — вообще-то именно это я и собирался сделать, но не кричать же об этом на всю гостиницу. — Мало ли что понадобится?
— Десять минут тебе на сборы. — Хлопнув откидной крышкой стойки, Конопатый зашагал к выходу на улицу.
— Двадцать, — автоматически поправил его я и, не дождавшись ответа, спустился в подвал. Там открыл свою ячейку, распотрошил коробку из-под обуви и переложил в сумку шесть перетянутых аптечными резинками пачек стодолларовых банкнот. И чего упаковку такую объемную использовали, непонятно.
Поднявшись в свой номер, поставил винтовку в угол, бросил сумку на пол и навзничь рухнул на кровать. Сейчас сдохну. Ох, как меня ломает всего! Вся левая половина тела ныла, кости крутило, суставы выворачивало, а ползущий от места попадания "Иглы стужи" холод стиснул шею и сдавил левый висок.



 
 

<<...