— Ах ты, щегол! Да я тебя! — Хан замахнулся, но его остановил окрик Гриши. Выругав



— Ах ты, щегол! Да я тебя! — Хан замахнулся, но его остановил окрик Гриши. Выругавшись он развернулся и зашагал к Конопатому.
Я убрал палец со спускового крючка, поднялся на ноги, повесил винтовку на плечо и нетвердой походкой пошел догонять остальных. Слух полностью так и не восстановился, и поэтому разговор Гриши и Хана доносился до меня лишь частично.
— … не трогай…
— И не таких обламывал…
— … зарежет…
Ну почему сразу — зарежет? Я и пристрелить могу.
Немного приотстав от всех на мосту, я остановился посмотреть, как капавшие из носа капельки крови сворачиваются в грязной воде и бурыми хлопьями уносятся течением.
Когда, наконец, перешел через речушку, на той стороне моста меня уже поджидал Ялтин, который почти насильно заставил выпить отвратительное на вкус зелье. Думаю, едва усевшись в подогнанную к складу "Ниву", я отрубился именно из-за него. И уверен, что только благодаря ему, когда очнулся на базе, голова уже нисколько не болела. Да и со слухом полный порядок.



 
 

<<...