— Рота, подъем! — заколотил железной ложкой по котелку Напалм. Я убрал записи



— Рота, подъем! — заколотил железной ложкой по котелку Напалм.
Я убрал записи в карман и подошел к очагу. Обиженная Вера меня проигнорировала, и лапшу быстрого приготовления пришлось накладывать самому. Широко зевавший дядя Женя достал из своих запасов два пакета сухого завтрака и занялся его распределением.
— «Лежебока рыжий кот отлежал себе живот, кушать хочется, да лень ворочаться», — подмигнул мне, весело хрустя шариками сухого завтрака, Напалм. — «Вот и ждет рыжий кот, может, миска подползет?»
— И в лучшие времена рыжим не был, — запил я чаем завтрак. — Когда выходим?
— Да прямо сейчас, думаю.
— Времени сколько?
— Седьмой час. — Вера достала зеркальце и начала изучать в нем свою прическу.
— Вид у тебя, — поправил я ей выбившуюся прядь.



 
 

<<...