— Едет кто-то, — приложил ладонь ко лбу Михаил Григорьевич. Его сын нехотя сел



— Едет кто-то, — приложил ладонь ко лбу Михаил Григорьевич.
Его сын нехотя сел на мешках и положил на колени вытащенную из-под рубахи двустволку.
— Охотники едут, отбой, — проскакал в хвост обоза конный охранник. Серега зевнул, но ружье убирать не стал.
Оно и правильно: хоть место для засады неудачное — укрыться негде, — но дорога уж больно близко к заводи подходит. Мало ли кто вынырнет. С ружьем спокойней.
Едва разминувшись с нашей телегой, мимо проехала бричка с двумя загоревшими до черноты охотниками. И когда только успели так поджариться? Не специально же на солнце вялились. Вон, сейчас камуфляжные панамы как надвинуты — лиц почти не разглядеть. Правду, видно, говорят: летом солнышко у нас дюже активное.
— Чего настреляли? — окликнули их с ехавшей за нами телеги.



 
 

<<...