— Вы с ней это… помягче, — как можно серьезнее попросил я. — Она у нас очень ран



— Вы с ней это… помягче, — как можно серьезнее попросил я. — Она у нас очень ранимая.
Когда я выходил из подъезда, с моего этажа отчетливо слышался уверенный голос Сергея Ивановича, убеждающего Клавдию Степановну открыть ему дверь, и не менее уверенный, хотя и слегка приглушенный, голос моей соседки, грозящейся вызвать милицию, ОМОН и НАТО, дабы они избавили ее от совсем обнаглевших грабителей.
Я радостно выскочил из подъезда, чуть не сбив с ног Алексея.
— Я думал, мне тебя еще будить придется, — заявил он вместо приветствия, — а ты вон уже прыгаешь аки кузнечик. Чувствую это неспроста.
— Да ладно тебе, оптимистичнее нужно быть, — улыбнулся я.
Кстати об оптимизме.
— Подожди, мне тут кое-что посмотреть нужно. Это займет буквально две минуты…



 
 

<<...