На мой судорожный крик в комнату вбежал оставленный на стреме оперативник, да т



На мой судорожный крик в комнату вбежал оставленный на стреме оперативник, да так и застыл с открытым ртом в дверном проеме.
— Что такое? — зыркнул на него Алексей.
— Товарищ капитан, а не слишком круто… молотком-то? Я могу дубинку резиновую одолжить, если ей правильно пользоваться, то следов почти не остается.
Немая сцена длилась минуты две.
— Иди-ка ты отсюда, — с трудом процедил сквозь зубы капитан Лысько. — Мы с тобой потом еще поговорим на тему применения дубинок, серьезно поговорим…
Едва милиционер скрылся за дверью, я расхохотался.
— Представляю, что он о тебе подумал, — сквозь смех проговорил я, наслаждаясь озадаченным выражением лица Алексея.
— Меня больше интересует, как часто он пользовался дубинкой не оставляя никаких следов и, главное, зачем?



 
 

<<...