— Ну, не то чтобы совсем, — Истов сделал вид, что проводит в уме какие-то расчеты.



— Ну, не то чтобы совсем, — Истов сделал вид, что проводит в уме какие-то расчеты. — Приблизительно раза в полтора быстрее обычного человека.
— А…
— Но ты должен понять, что ускорены все процессы его тела.
— Все? — поразился я.
Тон Истова неожиданно сделался серьезным.
— Вот именно что все. То есть, если процессы в теле протекают в полтора раза быстрее, то…
— И живет этот человек в полтора раза меньше, — закончил за него Осокин.
Кажется, я начал понимать, почему у него такой странный голос. Если абсолютно все процессы его тела ускорены в полтора раза, то и речь тоже. А значит, для нас она будет звучать настоящей абракадаброй. Представляю, какими тормозами он нас считает. Это, наверное, похоже на общение в Интернет-чате с медленно печатающим человеком — можно успеть сходить попить чайку, пока он ответит на твой вопрос. Как Осокин вообще может жить с нами — такими медлительными в его понимании? И какого это — жить, зная, что ты стареешь почти в два раза быстрее обычного человека?



 
 

<<...