— Забавно, — быстро проговорил Осокин. — Давай со мной. Я даже не успел толком



— Забавно, — быстро проговорил Осокин. — Давай со мной.
Я даже не успел толком подготовиться, когда он возник напротив меня и нанес удар... Будто молотом по наковальне. Я отлетел на несколько метров, да еще и проехался по грязи на спине.
— Не рассчитал, — грустно констатировал Осокин.
— Если бы не рассчитал, то пробил его насквозь, — заметил Истов. — Так что все нормально.
Пока они разглагольствовали, я тщетно пытался уговорить легкие вдохнуть хоть немного воздуха. Когда перед глазами стали появляться цветные пятна, я неожиданно отчетливо ощутил исходящие от «сверхов» эмоции. Это чем-то напоминало дуновенье ветерка, принесшего запахи чувств: слегка горькую жалость Осокина, и едва заметную пряную насмешку Истова.
Не долго думая, я вдохнул в себя эти ароматы, и в груди сразу разлилось приятное тепло взамен сухой горечи. Но вместе с тем мне стало невероятно жаль бедных «сверхов». Они вынуждены мириться с неудобствами — проклятьями даров красных перстней. Короткий миг жалости ко мне стал тем мостиком, по которому передалась вся бездна сожаления и грусти, иссушающих душу Осокина.



 
 

<<...