Одновременно с эмоциями в меня влилось и озарение — похоже, с этого момента я см



Одновременно с эмоциями в меня влилось и озарение — похоже, с этого момента я смогу ощущать эмоции, не имеющие ко мне непосредственного отношения.
Лицо Лешки Осокина неожиданно приобрело невероятно умиротворенное выражение — хоть икону пиши.
— Спасибо, — тихо сказал он.
Я лежал на земле и боялся пошевелиться. Мною овладела жуткая апатия.
«Сверхи» подняли меня на ноги и даже попытались немного отряхнуть.
— Эк ты из него дух выбил, — хмыкнул Истов. — Слабоват парнишка. Ну, да от него ничего такого пока и не требуется.
Осокин бросил на меня быстрый взгляд, но промолчал.
Он наверняка почувствовал, как я выпил его эмоции. Не мог не почувствовать. Похоже, «сверхи» более чувствительны к таким воздействиям — надо иметь это ввиду. А еще нужно очень аккуратно пить чужие эмоции — беспечность может привести к тяжелым последствиям. Если вспомнить, как я бросился на милиционеров, напившись ярости своего противника...



 
 

<<...