Из дома вышел Жданов-старший. Я почему-то сразу понял, что это именно он: мужчина



Из дома вышел Жданов-старший. Я почему-то сразу понял, что это именно он: мужчина за сорок довольно плотной комплекции, но с уже обозначившимся брюшком. Лицо у него оказалось твердым, будто высеченным из камня — так я себе и представлял современных бизнесменов. Вот только при появлении дочери он сильно преобразился: жесткое лицо расслабилось, и на нем даже появилась теплая улыбка.
— Папик, — капризно надула губки Даша. — Меня опять пытались украсть.
— Что ты, доченька, — ласково засюсюкал Жданов-старший. — Любая собака знает, что никто из уродов, пытавшихся тебя украсть, живым не ушел. Кто посмел на тебя напасть? Где эти самоубийцы?
Я невольно поежился.
Ничего себе семейка.
— Он их отделал, пап, — пояснила Даша.
Мужчина окинул меня цепким взглядом.



 
 

<<...