У меня внутри что-то щелкнуло. — Видимо, когда проводили инструктаж, вы были сл



У меня внутри что-то щелкнуло.
— Видимо, когда проводили инструктаж, вы были слишком заняты тем, что выпячивали груди и щелкали хлебалами… то есть, затворами автоматов, — ощерился я злой ухмылке.
— Что ты сказал?! — похоже, теперь пришел черед спецназовца удивляться.
— Какие вы к черту профессионалы, если не можете соблюдать четкие инструкции. Вам же было ясно сказано — не пытаться взять пленных. Вторая группа не послушалась, и в результате все мертвы.
— А ты откуда знаешь? — недобро прищурился здоровяк.
Ярость мгновенно испарилась.
А действительно, откуда я знаю? Это становится похожим на анекдот про внутренний голос: сначала наподсказывает, а потом в кусты.
И тут автоматчики открыли огонь.
Эй, свои!
Гор, ты?
Да я. Пусть они не стреляют.



 
 

<<...

 

. .