— Ты все от меня скрываешь. Он наконец взглянул на меня. Лицо его было неопису



— Ты все от меня скрываешь.
Он наконец взглянул на меня. Лицо его было неописуемо печально и в свете лампы прорезано глубокими тенями морщин.
— Верно, скрываю.
— Я знаю больше, чем ты думаешь, — заявила я, хоть и сознавала, что это ребячество: спроси он меня, что же такое я знаю, мне было бы нечего ответить.
Он подпер ладонями подбородок и, помолчав, отозвался:
— Я знаю, что ты знаешь. И раз уж ты кое-что узнала, мне придется сказать тебе все.
Я в изумлении глазела на него.
— Так рассказывай же! — яростно вырвалось у меня. Он снова опустил взгляд.
— Расскажу — и расскажу как только смогу. Но не все сразу. — Он вдруг взорвался: — Всего сразу мне не выдержать! Имей терпение!
Но взгляд его выражал мольбу, а не обвинение. Я подошла к нему и обняла его склоненную голову.



 
 

<<...