— Да, — настороженно отозвалась она. — Кому какое дело, что берут в библиотеке



— Да, — настороженно отозвалась она. — Кому какое дело, что берут в библиотеке другие люди?
Я пропустил укол мимо ушей.
— А вы не выдергивали из каталога карточки на вашу книгу?
На этот раз она и не пыталась скрыть удивления:
— Что-что?!
— Я сегодня утром стал искать кое-что в каталоге — по теме, которой, видимо, занимаетесь и вы. И обнаружил, что карточки на Дракулу и Стокера вырваны из ящика.
Ее лицо напряглось и стало еще некрасивей, а глаза заблестели слишком ярко. Она впилась взглядом в мое лицо, а мне в ту минуту, впервые с того вечера, когда Массимо прокричал мне об исчезновении Росси, полегчало, словно с плеч упал груз одиночества. Она не смеялась над тем, что могло бы показаться ей актерством, и не хмурилась недоуменно. И, самое главное, в ее взгляде не было задней мысли, не было ничего, выдающего тайную враждебность. Но лишь одно чувство, прорвавшееся сквозь строгую замкнутость, можно было прочитать на ее лице — тончайший налет страха.



 
 

<<...