— Для меня? — Она сдвинула брови. — В главном? Возможность отомстить, пожалуй.



— Для меня? — Она сдвинула брови. — В главном? Возможность отомстить, пожалуй. Вечная горечь.
— Да, это я понял. И ничего больше?
— О чем вы говорите? — Уклоняется она или честно не понимает?
— Росси, — начал я, все еще сомневаясь, — ваш отец был… он убежден, что Дракула еще ходит по земле.
Девушка уставилась на меня.
— Что вы об этом думаете? — спросил я. — Считаете бредом?
Я ждал, что она захохочет или просто встанет и уйдет, как тогда в библиотеке.
— Забавно, — протянула Элен. — В общем, я бы сказала, что это — крестьянская легенда: суеверие, закрепившее память о кровавом тиране. Однако странность в том, что моя мать твердо убеждена в том же самом.
— Ваша мать?
— Да, я ведь говорила, что по происхождению она — крестьянка. Имеет право разделять крестьянские суеверия, хотя, пожалуй, уже не с той верой, что у ее родителей. Но откуда они в просвещенном западном ученом муже?



 
 

<<...