— И на что вам этот заупокойный бред? — Барли заглядывал мне через плечо. — Ш



— И на что вам этот заупокойный бред? — Барли заглядывал мне через плечо.
— Школьное сочинение, — промямлила я. Книга, как мне помнится, делилась на главы: « Vampires de la Toscane» [24] , « Vampires de la Normandie» [25] и так далее. Я наконец нашла нужную главу: « Vampires de la Provence et des Pyrenees» [26] . О господи, хватит ли моего французского? Барли уже поглядывал на часы. Я пробежала пальцем по странице, стараясь не касаться изысканного шрифта и пожелтевшей бумаги. «Vampires dans les villages de Provence… » [27] Что искал здесь отец? Вот здесь, на первой странице главы? «II у aussi une legende…» [28] Я склонилась ближе.
С того раза я много раз переживала подобное. До тех пор были французские упражнения, абстрактные, как примеры по математике. Понятая фраза служила лишь мостиком к новому упражнению. Никогда еще я не испытывала трепета понимания, когда слово от мозга переходит к сердцу, когда новый язык обретает движение, разворачивает кольца, вплывает в жизнь перед твоими глазами, когда дикий скачок памяти в мгновенном восторге высвобождает значение, когда печатные значки букв взрываются горячим светом. С тех пор то же случалось со мной и при работе с текстами на других языках: с немецким, с русским, с греческим и — на краткий час — с санскритом.



 
 

<<...