Но первое откровение стоит всех последующих. « II у aussi une legende…» — выдохнула я,



Но первое откровение стоит всех последующих. « II у aussi une legende…» — выдохнула я, и Барли склонился над моим плечом, но еще прежде, чем он подсказал перевод, я уже понимала: «Есть еще предание, что Дракула, самый благородный и опасный из всех вампиров, приобрел свою силу не в странах Валахии, но посредством ереси монахов Сен-Матье-де-Пиренее-Ориентале, бенедиктинской обители, основанной в тысячном году от рождества Господа нашего».
— Да зачем это все? — спросил Барли.
— Для школьного сочинения, — повторила я, но наши глаза встретились над страницей, и он словно впервые увидел меня.
— Вы хорошо знаете французский? — смиренно спросила я.
— Конечно. — Он улыбнулся мне и опять нагнулся к странице. — «Говорят, что Дракула каждые шестнадцать лет посещает монастырь, чтобы воздать дань своему истоку и обновить связь, позволяющую ему жить в смерти».



 
 

<<...