— Прежде всего, — начал Барли невыносимо наставительным тоном, — мы не знаем,



— Прежде всего, — начал Барли невыносимо наставительным тоном, — мы не знаем, кто там был в поезде. Может, и не сам старый негодяй, а кто-то из его слуг. Судя по тому, что пишет твой отец, у него немало подручных, верно?
— Тогда еще хуже, — сказала я. — Если там был кто-то из подручных, значит, сам он может быть уже в Сен-Матье.
— Или… — начал Барли и осекся.
Я знала, что он хотел сказать: «Или здесь, рядом с нами».
— Мы ясно показали ему, куда направляемся, — сказала я, чтобы избавить его от труда договаривать.
— А теперь кто говорит гадости?
Подойдя, Барли довольно неловко обхватил меня за плечи, и только тогда до меня дошло, что он говорит так, будто до конца поверил рассказу отца. Слезы, скопившиеся под веками, наконец прорвались и покатились по щекам.



 
 

<<...